Завоевание Россией Южного Кыргызстана

25 май 2014 /
Завоевание Россией Южного Кыргызстана


В середине XIX века население Южного Кыргызстана все еще находилось под игом Кокандского ханства. Однако политическая обстановка и положение ханства уже не были такими прочными, как раньше. Внутренние противоречия, непрекращающиеся дворцовые перевороты, с одной стороны, усугубляли и без того тяжелую ситуацию в ханстве, а с другой — облегчали для России задачу завоевания Ферганской долины, Южного Кыргызстана в целом.

Алымкул аталык. В политической и государственной жизни Кокандского ханства этого периода по-прежнему не последнюю роль играли кыргызский народ и его видные лидеры.

Особенно выделялся среди них Алымкул Асан-бий уулу. Он получил образование в медресе. За доблесть, проявленную при возведении в 1858 году на кокандский престол Малля-хана, Алымкул был удостоен высокой военно-административной должности — эшик-ага. Позже, в 1862 году, когда ханом стал 12-летний Султан-Сейид, Алымкул стал ближайшим советником юного хана — аталыком. Это означало, что власть в Коканде была по существу сосредоточена в руках Алымкула аталыка. Этот период по времени совпадает с проведением русскими войсками захватнической кампании в Центральной Азии.

Алымкул, возглавив кокандскую армию, нанес сильный удар по царским войскам под Чимкентом. В 1865 году, во время обороны Ташкента от русских, Алымкул аталык демонстрирует невиданную отвагу. С присущей ему решительностью он возглавил атаку слабо вооруженных и малочисленных кокандских воинов и заставил отступить сильного врага. В разгаре боя один из телохранителей, оказавшийся предателем, выстрелил ему в спину. Рана оказалась смертельной. Алымкулу аталыку, геройски погибшему в бою за свою страну, было всего 36 лет. Потеряв вождя, кокандские воины отступили. Русские заняли Ташкент и образовали подчиненную Российской империи Туркестанскую область.

Восстание Пулат-хана. В XIX веке кыргызы не раз поднимали восстания как против гнета Кокандского ханства, так и против завоевательной политики русского царизма. Борьбу, начатую кыргызами, всегда поддерживали жившие по соседству узбеки и таджики.

Восстание 1873—1876 годов известно в истории под названиями “Народное движение”, “Кокандское восстание”, “Восстание Пулат-хана". Его возглавил простой кыргызский джигит по имени Исхак Хасан уулу. В детстве Исхак получил образование в медресе. Некоторое время был религиозным служителем, затем перебрался в Андижан, где стал джигитом у известного в Коканде Абдымомуна аталыка. Ему он обязан своими знаниями, в том числе политическими. Исхак был крепким, решительным и энергичным парнем. Его видная внешность, ум и знания как нельзя лучше соответствовали представлениям восставших об идеальном правителе. Народ нарек его Пулат-ханом и провозгласил ханом. Узбеки, таджики также поддержали его и присоединились к восстанию.

Худояр-хан, замучивший народ поборами и налогами, причинивший много страданий и бед своей жестокостью, был изгнан. Он бежал в Туркестанское генерал-губернаторство и запросил помощи.

Только и ожидавшие этого царские войска объявили власть Пулат-хана незаконной и вступили на территорию ханства. Начавшись как народное, восстание превратилось в освободительную борьбу с иноземными захватчиками, после того как Худояр-хан призвал на помощь царские войска. Повстанцы увидели в них защитников ненавистной ханской династии и стали оказывать сопротивление.

Русские войска жестоко расправлялись с восставшими. Жертвами кровавой бойни стал простой народ, женщины и дети. Люди гибли, но отказывались подчиниться. Только после того, как Исхак был захвачен, а 1 марта 1876 года публично повешен, народное восстание стало затихать. В историю Исхак вошел как истинный народный предводитель. Несмотря на сломанную ногу, он сам дошел до виселицы и встретил смерть с достоинством, как подобает герою. Память о Исхаке до сих пор жива в народе.

Присоединение к России алайских кыргызов. После подавления восстания Пулат-хана Кокандское ханство прекратило свое существование. Его владения вошли в созданную Ферганскую область и стали частью Российской империи. И только горный район Алая, входивший в Кокандское ханство, оставался еще непокоренным. Перед царскими войсками была поставлена задача — завоевать его. Возглавил поход кровавый генерал М. Д. Скобелев, который говорил: “Спокойствие в Азии прямо связано с количеством погибшего там народа и отрезанных голов”.

Курманджан датка была женой правителя алайских кыргызов Алымбека датка. Они прожили 29 лет, и все это время Курманджан была ему советчицей и другом. Когда в результате дворцового переворота в Коканде Алымбек датка был убит, Курманджан унаследовала его власть. Высоко оценив ее политическую деятельность и авторитет, эмир Бухары присвоил ей титул датка. Эта женщина благодаря своей мудрости предотвращала межплеменные раздоры, что позволяло ей быть независимой от Кокандского ханства.

Курманджан датка


Не желая подчиняться российскому господству, Курманджан датка еще до прихода русских войск на Алай перекочевала вместе со своим аилом в Кашгар. Однако, не найдя там подходящего места для стойбища, вынуждена была вернуться обратно. Узнав об идущей на Алае войне, она решила увести людей в Афганский Памир. Но на границе ее настигли русские солдаты и доставили в ставку генерала М. Скобелева в Чон-Алае. Во время переговоров генерал убедился в том, что это действительно умная, проницательная, трезво оценивающая обстановку личность и назвал Курманджан датку “алайской царицей”. В сложившейся ситуации Курманджан датка не видела иного выхода, как согласиться принять подданство России. В противном случае ее народ был бы просто истреблен царскими войсками.

Борьбу вольнолюбивых алайцев против завоевателей возглавили четверо сыновей Курманджан датки. Один из них, Камчибек, вместе со своим джигитом Акбалбаном уничтожил небольшой отряд русских пограничников. Позднее, попав в руки солдат, он был приговорен к смертной казни. Чтобы убедиться в искренности заверений “алайской царицы” в верности русскому царю, Курманджан датку пригласили на казнь сына. Об этом историческом факте повествует писатель Тологон Касым беков.

“Стояла поздняя осень. На базаре города Оша многолюдно. В самом центре просторного базара установлен высокий помост, на нем виселица с двумя петлями. Русские солдаты тройным кольцом окружают виселицу. В какой- то момент народ зашумел: “Вон... датка сама...”. Курманджан датка слезла с покрытой покрывалом арбы, запряженной сивой лошадью. Она была одета в шубу, крытую красной парчой, в белом элечеке, словно приехала на прием к царским сановникам. В трех-четырех метрах напротив виселицы был установлен ряд скамеек. Курманджан степенно и с достоинством подошла и села на одну из них.

“Ведут!..." - наперебой раздались голоса, люди разом обернулись в ту сторону, откуда вели узника. Между солдатами с ружьями шли Камчибек и Акбалбан, руки и ноги у них были закованы.

Чиновник зачитал приговор, затем спросил о последнем желании.

- Проси пощады, Камчибек, - раздался крик. Народ зашумел.

Эти слова обожгли Камчибека, как удар камчой.

- Нет! Не буду просить пощады! - громко сказал Камчибек. - Что? Почему я должен просить пощады, разве я иду на смерть из-за ошибки или за воровство? Я боролся против угнетения моего народа!

Народ заволновался. Курманджан датка бросила на сына взгляд, не то одобряя, не то удивляясь ему, лицо ее выражало ни с чем несравнимую глубокую печаль и одновременно чувство гордости.

По приказу палач накинул Камчибеку на шею петлю. В самый последний момент дрогнул Камчибек, поспешно проговорил хриплым голосом:

- О, люди... О, народ...Если вы мне должны, я прощаю, если я должен...

В этот момент Курманджан датка приподняла голову, повернулась лицом к виселице и, дрожа всем телом, молча кивнула, словно намереваясь попрощаться, но уста ее проронили совсем другие слова.

- Сын мой! Не падай духом, сынок! Накинь петлю на шею. Ведь подумают, что струсил перед смертью! - ее голос задрожал от невыносимой внутренней боли.

Слова матери укрепили дух Камчибека.

Натягиваясь, зашуршал шелковый аркан... Тела двух героев повисли, раскачиваясь на виселице. Люди заохали, заголосили.

- Прекратите! - громко приказала Курманджан. - Прекратите... - голос ее звучал сипло, как у простуженного человека. - Положите обоих в арбу, везите в Мады, там можете оплакивать. А сейчас ни звука..

Все замолчали. Курманджан молча села на черную кобылу, которую ей к кто-то подвел и, не оглядываясь, поехала вперед ...”


Популярные новости
Внешняя политика кыргызов в XVIII — начале XX века
Категория: Внешняя политика
Читать полностю →
Внешняя политика кыргызов в XVIII — начале XX века
В рассматриваемый период Кыргызстан не мог проводить никакой внешней политики. Однако отдельные кыргызские бии, как в составе Кокандского ханства (Кушчу- бий — середина XVIII века, Нузуп-бий — 30-е
Военные силы кыргызов в XVIII — начале XX века
Категория: Вооруженные силы
Читать полностю →
Военные силы кыргызов в XVIII — начале XX века
Поскольку кыргызы в рассматриваемый период не имели своего государственного образования, о наличии национальных вооруженных сил речь не идет. Однако кыргызы служили в кокандской армии, в особенности
Территория кыргызов в XVIII — начале XX века
Категория: Территория, география и административное деление
Читать полностю →
Территория кыргызов в XVIII — начале XX века
В рассматриваемый период кыргызское население занимало примерно ту же часть территории, которая ныне составляет Кыргызскую Республику. Кыргызстан в составе Кокандского ханства оказался не сразу.
Комментарии
Такие громкие заголовки. Можно сказать и освобождение от ига.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Введите два слова, показанных на изображении: *