Отражение прав женщин в мусульманском праве

07 март 2014 /
Отражение прав женщин в мусульманском праве


Право собственности на движимое и недвижимое имущество, прежде всего на землю, является главнейшим правом лиц. Вся земля, согласно шариату, признается собственностью государства, а ее единственным распорядителем - хан. Такое положение сохранялось в Кыргызстане, когда он был под властью Кокандского ханства, а во время нахождения в составе России - собственностью государства была значительная часть земли. М.Н.Николаев пишет, что у кыргызов право собственности на землю по мусульманскому праву отсутствовало, частное и общинное землевладение покупалось у казны на имя уполномоченных. Это нашло отражение в обычном праве (адате) кыргызов. В Киргизии в период Кокандского господства обрабатываемые земли были закреплены за населением: на основе давности владения и пользования: ханскими пожалованиями; жертвованием в вакф; купчими крепостями; владения общин. Частное землевладение (мильк, мюлык, мамлюк) - бессрочное пользование землей - могло возникнуть также при возделывании пустых полей. Исследователи женщин как частных владельцев при мильке не указывают.

Пастбищные территории Южной Киргизии находились в пользовании кочевого населения, исчисляемого кибитками, сочетание которых давало кочевую ячейку. Члены последней «были объединены между собою родством и соседством, и правом совместного владения и пользования одними и теми же пастбищами из сезона в сезон, из года в год, регулируемого обычным правом». Земли кочевников делились на летние и зимние пастбища; культурные угодья (их было мало, и они были частновладельческими). Более свободным было пользование пастбищами на Алае, поскольку они «находились в общем полюбовном пользовании всех киргиз на Алае». Женщины имели право пользования пастбищами как члены общины, аула, аила. Общинное землепользование широко применялось и на богарных землях.

Основным нормативным актом в вопросах землевладения, землепользования являлось положение 1886 г. об управлении Туркестанского края, полностью распространявшееся на Киргизию. Закреплялась государственная собственность на землю. Пользование землей оседлого населения было общинным и подворное-участковым, смешанным. К.Н.Нурбеков признает наличие феодальной собственности на землю у кыргызов, «несмотря на юридически кажущееся отсутствие частной собственности». Он пишет: «Киргизские феодалы в первую очередь сосредоточивали в своих руках право распоряжения зимовками (кыштоо) и зимними пастбищами, имеющее жизненно важное значение для скотоводческого хозяйства, а также захватывали себе хорошие, плодородные, наиболее удобные пахотные земли», Положение 1886 г. различий в пользовании землей между мужчинами и женщинами не устанавливало. Женщина могла быть и самостоятельным домохозяином с правом собственности на имущество в случае расторжения брака, смерти мужа при отсутствии взрослых сыновей.

Большую роль играл хабус, выступающий как вакуф. Хабус - это земля, обремененная правами религиозных и благотворительных учреждений. Российское государство вначале придерживалось поли-тики сохранения вакуфов (так как это сберегало деньги казны от расходов на благотворительные нужды), а затем вакуфные земли были сделаны государственными. Женщины в пределах полномочий религиозных учреждений удовлетворяли часть своих нужд за счет вакуфов во время болезни, осуществления религиозных ритуалов, (в г.Оше вакуфы существовали до 1926 г.).

Одним из наиболее суровых и консервативных проявлений применения ислама в части правового положения женщины было женское затворничество (хиджаб). Оно широко применялось в городах, крупных населенных пунктах, особенно в семьях зажиточных. Выражался хиджаб в наличии женской половины в доме, специально отделенных мест в юрте, в ограничительных условиях нахождения женщины в обществе мужчин, например, в замене женщины мальчиками при угощении гостей в домашнем быту. Меньше применялся принцип затворничества в сельской местности, что обусловливалось необходимостью ведения хозяйства, ухода за садом, обработки земли. В южных районах существовал обычай укрытия женщин от взгляда мужчин - при въезде в населенных пункт на лошади (верблюде) всадник должен был спешиться, чтобы не видеть женщин в усадьбах.

Затворничество включает в себя также закрывание лица ритуальным покрывалом как взрослых женщин, так и молодых девушек (невест). В разных видах это бытовало у узбеков, таджиков, казахов, кыргызов, башкир, чувашей, марийцев. У многих народов существовала традиционная одежда, скрывавшая части женского тела (ноги, руки, лицо), национальный женский головной убор (остающийся в собственности женщины и при расторжении брака). Считалось, что ходить, кушать, не имея на голове платка, - грешно. Женская прическа зависела от возраста и семейного положения женщины. Женские головные уборы, белый платок, длинная верхняя одежда, шаровары сохранились в Киргизской Республике до настоящего времени. Отдельные исследователи считают, что обычай прикрывать лицо от взора чужих глаз идет от жены Мухаммеда.

Еще более стеснительной и неудобной была паранджа узбечек, таджичек. В Турции она называлась фаражи (от араб, фаража, пражи). Она практически препятствовала работе женщин в общественных местах (чайхане, швейной мастерской и др.). Борьба с паранджей часто влекла за собой гибель женщин - об этом свидетельствует история 30-х годов Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана. В настоящее время в Кыргызской Республике, в Узбекистане тенденции носить длинную одежду, прикрывать голову усилилась под влиянием обычаев и традиций Ближнего Востока.

Хиджаб


Повседневная жизнь женщин, особенно в Южной Киргизии, контролировалась мужем и старшими мужчинами дома. Женщина находилась во внутренней части дома (ичкари), была в полном подчинении мужа, в том числе в экономической зависимости от него. Коран гласит: «Ваши жены - нива для Вас, ходите на Вашу ниву, когда пожелаете и уготовывайте для самих себя...». Жена не должна называть мужа по имени, при посторонних произносить его имя. «Женщина у узбеков - вол, на котором работают без отдыха», - так писал А.Д.Гребенкин в 1872 г.

У кочевых народов (казахов, кыргызов, туркменов) затворничество, если и имелось, то в более легких формах. Это было связано с кочевым образом жизни, многоженством, слабым влиянием предписаний ислама. Тем не менее, положение женщины было тяжелым. А.Джумагулов пишет о кыргызках: она с детства научена ездить на лошади (это влияет и на её фигуру), справляет домашнюю работу, воспитывает детей, ставит и разбирает юрту, ест отдельно от мужа, употребляет не равноценную с мужем пищу, находится под опекой мужа, подчиняется старшим мужчинам.

Ограниченность прав женщин Кыргызстана, их неравноправие ярко прослеживается на нормах брака, которые были тесно связаны с родством. Н.П.Дыренкова род у кыргызов считала экзогамным, но с ограничением внутри рода. У рода монголдор, а также в роде черик существовал обычай брать жену не ближе седьмого колена. В реальной жизни эти запреты имели тенденцию к ослаблению, но нарушение этих норм обычного права как со стороны женщины, так и мужчины влекло за собой тяжелые последствия, описанные, в частности, в романе Ауэзова «Путь Абая». Наиболее близко совпадали нормы брака, принципы экзогамии и брачные запреты у кыргызов, казахов, каракалпаков, меньше - у узбеков и таджиков. К такому выводу приходит С.М.Абрамзон в результате обследования 26 семейно-родственных групп при изучении 900 брачных пар.

У кыргызов были распространены кузенные браки по линии матери, между детьми сестер, перекрестно-кузенные браки. Под влиянием шариата на юге Киргизии встречались ортокузенные браки (брак с дочерью брата отца). У кыргызов, казахов главным был брак с выплатой калыма (калын), лишавший возможности вступать в брак часть населения, не обладавшую необходимым количеством скота и иного имущества. Вопрос о сути калыма довольно сложный. Вероятно, калым возник с развитием патриархальных отношений. Уплата калыма - это свидетельство неравенства мужчины и женщины. Нельзя говорить о реализации права женщины на вступление в брак при существовании колыбельного брака; брака выплаченного калыма с отработкой; нахождении невесты в доме жениха, выплатившего калым полностью, до наступления её брачного возраста. Калым по шариату, - это выкуп невесты. В настоящее время некоторые склонны рассматривать калым как традицию, добровольное соглашение сторон.

В состав калыма у кыргызов входил главным образом скот, обычно исчисляемый десятками тогуз. У кашгарских кыргызов богачи платили калым часто в виде слитков серебра (жамбы), а также яками. Калыму противостояло приданое, стоимость которого была ниже калыма. У бедных кыргызов «не дают ни кибитки, ни подъемного скота, новобрачные отправляются пешком». Размер приданого (киит) был меньше калыма. Спустя от одного до трех лет после свадьбы жене выдается её выдел (инчи), который вместе с приданым должен был уравновешивать калым, но все же оставаться меньше калыма. При сватовстве об инчи не упоминают, полагаясь на совесть родителей. Помимо расходов на киит и инчи, каждая сторона несла затраты на подарки. У бедняков калым «состоит из девяти вещей, начиная с жалкой лошаденки и кончая куском сартовской ткани». Данные положения дают основание для пересмотра, переоценки сущности калыма по обычному праву кыргызов.

Существовали у кыргызов и пережитки ранних форм брака, на которые мы уже указывали. Это просватывание ещё не родившихся детей родителями (бел куда) и помолвка малолетних детей, часто находящихся еще в колыбели (бешик куда). В этих случаях калым, как правило, уплачивался. Эти браки имели место у кыргызов, казахов, таджиков, полукочевых узбеков. Обручение детей до их рождения описано в эпосе «Манас». Манас заключает соглашение с афганским владетелем Акун-ханом о будущем браке ожидаемых детей. У первого рождается сын Семетей, у второго - дочь Айчурек, которые становятся женихом и невестой, а впоследствии мужем и женой. У среднеазиатских арабов калыма по обычаю белкуда не существовало.

О наличии определенных прав в браке женщин-кыргызок свидетельствует обычай добрачных свиданий жениха и невесты, о которых, как правило, знает мать невесты и отец, но это не афишируется. Об этом могут знать и другие лица, и относятся обычно к этому доброжелательно. Обычай этот у кыргызов назывался кюй ёё лёё или кюй ёёлёп и был довольно широко распространен на севере Киргизии, но реже соблюдался в Южной Киргизии. Его наличие обусловлено было выплатой калыма, особенно по частям, в течение длительного времени. Этот обычай имел широкое распространение среди казахов (жасырын бару, урын келю), таджиков (кынгольбози - игра с невестой, забава с невестой), а также у полукочевых узбеков. Фактически это был уже завершившийся брак, и это можно считать пра¬вом женщины, поскольку такие обычаи половое общение превращают в брак (нике). Это способствовало упрочению ислама, считавшего последнее целью брака.

В недавнем прошлом у кыргызов, казахов повсеместно были распространены формы брака под названием левират и сорорат, генетически связанные с внебрачными отношениями. Следует признать, что эти браки были возможны только с согласия женщины. Имел место и обменный брак (кайчы куда) дочерями, сестрами. А.Джумагулов сообщает, что обменивались и девушками более отдаленных степеней родства. Была такая форма брака и у узбеков (карши куда). На такой брак нужно было согласие женщины. Основной причиной их существования была неуплата калыма. Известен был брак с отработкой бедных женихов на дому, как правило, с согласия женщины. Умыкание (кыз ала качуу) как форма заключения брака у кыргызов было редкостью. Умыкание происходило чаще в манапско-байской среде, при наличии у жениха влиятельных покровителей. Похищение совершалось, как правило, с согласия невесты. Обычно дело заканчивалось примирением сторон.

Следующая страница

Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Введите два слова, показанных на изображении: *