Ранний репертуар Русского драматического театра им. Ч. Т. Айтматова

13 февраль 2015 /
Ранний репертуар Русского драматического театра им. Ч. Т. Айтматова

Заслуженный деятель искусств Е. В. Женин — Казанок. "Кремлевские куранты"

Репертуар — зеркало театра. Именно репертуар определяет самый характер работы творческого коллектива. Выбор драматических произведений зависит от творческих устремлений режиссеров, актеров, от того трудно определимого понятия, каким является лицо театральной труппы. По репертуару можно судить о том, насколько смел коллектив, стремится ли он ко многоразыгранным и давно всем известным пьесам или берется за никем еще не испробованные новинки.

Постановление ЦК ВКП(б) «О репертуаре драматических театров» (1948 г.) дало ясную ориентировку для всех театров нашей страны. Близость к народу, к современности, умение своим творчеством откликнуться на самые животрепещущие вопросы сегодняшнего дня — вот чего ждала партия от деятелей театрального искусства. Последние партийные документы — выступление Н. С. Хрущева «За тесную связь литературы и искусства с жизнью народа» и постановление ЦК КПСС «Об исправлении ошибок в оценке опер «Великая дружба» Мурадели, «Богдан Хмельницкий» Данкевича и «От всего сердца» Жуковского» — показывают, как внимательно следила партия за развитием искусства, как воспитывала она кадры деятелей советского искусства.

Стремление наиболее полно воплотить на сцене современную тему, стать действительно ближе к народу определяло репертуарные планы театра.

Сегодняшний репертуар Русского государственного драматического театра им. Ч. Т. Айтматова включает лучшее, что есть сейчас у современных драматургов. Театр жадно ищет хорошую новую пьесу, в его портфеле неизменно находятся десятки новых произведений, ждущих своего сценического воплощения.

Прежде чем перейти к более подробной характеристике этой стороны деятельности коллектива, необходимо остановиться на наиболее важной особенности работы русского театра в национальной республике. Театр им. Ч. Т. Айтматова с первых же лет своего существования стремился освоить лучшее из произведений киргизской драматургии. Это естественно. Где, как не в русском коллективе, должна получить долгую сценическую жизнь полноценная пьеса киргизского писателя? Такая постановка близко знакомит русского зрителя с искусством и жизнью братского народа и вместе е тем как бы включает национальную драматургию в общее русло литературы. Происходит то самое взаимное обогащение, которое лежит в основе строительства всей многонациональной культуры кыргызского народа.

Нельзя сказать, чтобы театр полностью выполнял эту свою очень важную миссию. Количество киргизских произведений в репертуаре за последние годы было невелико.

Заметную роль в освоении киргизской темы сыграла пьеса Г. Канделя «Любовь». Автор ее не киргиз, но много лет прожил в республике, достаточно изучил быт и историю народа.

Эта драма повествует о судьбе молодой киргизской женщины, о любви истинной и фальшивой, о незыблемых принципах морали и тлетворном влиянии старых обычаев.

«Любовь» в том виде, как она появилась на сцене театра, нельзя было расценивать как вполне законченное произведение. Длинноты, лишние, мало что дающие для раскрытия характеров сцены отягощали ее, затрудняли восприятие драмы зрителями. Предстояла тщательная работа над текстом пьесы. Театр пошел на это, памятуя о ценности основного: живых характеров, жизненных конфликтов, хорошего языка. Совместно с режиссером Н. А. Беляковым автор основательно «почистил» драму: убрал лишние сцены, замедляющие развитие конфликта, уточнил характеры персонажей.

Пьеса появилась на сцене. Зритель тепло принял ее; в персонажах «Любви» легко угадывались знакомые, встречавшиеся в реальной жизни люди. Автору удалось сохранить своеобразие национального колорита, русские актеры не выглядели ряжеными, а правдиво передавали особенности людей Киргизии.

В первую очередь это можно сказать о Т. Варнавских, игравшей роль Гульджан — образ чистой и сильной женщины, завоевавшей право на всеобщее уважение. Она отрицает право мужа на произвол, на пренебрежение к ней. Она вырастает на наших глазах из скромной, любящей девушки в настоящую дочь Советской Киргизии. Гульджан — артистка. Верно думает она о своем высоком призвании.

Муж и его родные пытаются удержать молодую артистку, увести ее с большого пути. Борьба Гульджан с ними, за свое право на творчество, на светлый свой путь составляет центральный конфликт пьесы.

В 1958 году театр обратился к пьесе «Сарынжи» К. Эшмамбетова в литературной обработке В. Винникова. Чем, собственно, вызван такой выбор?

Известно неисчерпаемое богатство киргизского эпоса. Народные певцы — ырчи и акыны, а также специальные сказители «Манаса» — манасчи поют целыми часами эпические произведения, сложенные много веков тому назад. Вполне естественно, что К. Эшмамбетов в поисках сюжета обратился к кладезю народного творчества. Эпос «Сарынжи» дает замечательные возможности для создания монументальной народной драмы.

Следует сказать, что первый вариант «Сарынжи», появившийся в тридцатых годах, нельзя было отнести к этому жанру. Трагедия самого Сарынжи, «киргизского Гамлета», через хитросплетения гнусных интриг несущего высокое и светлое, была сведена к перипетиям семейной драмы. В центре оказалась борьба за ханский престол, за женщину, социальные же мотивы оказались завуалированными.

Иначе зазвучала драма К. Эшмамбетова. Автор совместно с театром заново переработал ее и нашел новый вариант центрального конфликта. Сарынжи стал теперь в гораздо большей степени олицетворением всего нового, светлого, прогрессивного, а его враги — символом темных сил прошлого. Не борьба за власть, а борьба за лучшее будущее народа — вот что стало основой сценического действия. Автор поднял драму до высоты широких обобщений.

И в высоком эпическом стиле былинного сказителя звучат слова финала:

Да, было так и будет так, мой сын!
О том, что радует нас и тревожит,
Когда-нибудь рассказ правдивый сложит
Для правнуков на празднике акын.
И тот рассказ потомков, может быть,
Научит жизнь еще яснее видеть,
Врагов — еще сильней возненавидеть,
Друзей — еще сильнее полюбить.


Так голоса далеких предков перекликаются с современностью. Автор нашел верное соотношение между древней легендой, провозглашавшей «высокие гуманистические идеалы, и живой современностью.

Вместе с тем совместная работа над текстом привела к тому, что язык драмы стал яснее, лаконичнее. Меньше стало действующих лиц, исчезли излишние, загромождающие развитие событий эпизоды.

Ранний репертуар Русского драматического театра им. Ч. Т. Айтматова

Артистка Т.П. Артамонова в роли Степаниды. "Мещане"

Театр воспринял новый вариант пьесы «Сарынжи» как народную драму. Коварству и лицемерию Бокоя, Конура, Джамаке противопоставлены честность и смелость друзей Сарынжи, помогающих ему одолеть врагов. Ключ к новому пониманию драмы дают слова отца Сарынжи — Джамгырчи — перед смертью, обращенные к сыну:

Не хвастай щедростью своей, не лги
И руку ближнего сжимай рукою,
Не заставляй ты друга быть слугою
И сам ему не заменяй слуги,
Умей любовь народа заслужить,
Чтоб пред тобой он высился стеною,
Как десять лет стоял передо мною, —
Тогда, мой сын, ты будешь в счастье жить.


В финале народ сам выносит приговор изменникам и призывает Сарынжи к власти.

Театр правильно понял драму, ее романтическую окраску, ее высокие гуманистические идеалы, ее взволнованность. Нужно сказать, что самое развитие действия, обилие неожиданных драматургических ходов, умение автора сохранять напряжение, стройность и законченность композиции делают «Сарынжи» приметным явлением не только киргизской драматургии. Добавим к этому звучный и плавный стих перевода, отлично воспроизводящего особенности киргизского стихосложения. В. Винников не только хорошо перевел, но во многом и обогатил оригинал.

В работе над постановкой этого произведения театру пришлось преодолеть ряд трудностей. Наибольшая из них — создание национального колорита. Дело здесь не только в этнографической точности костюмов и обстановки, умении актеров усвоить манеру держаться, соблюдать на сцене обычаи и т. п. Важно было воспроизвести на сцене самый дух эпохи и народа, артистам — стать на время настоящими киргизами.

Кое-какой опыт в этом направлении был — работа над «Любовью» Г. Канделя ставила аналогичные задачи. Но одно дело — показать зрителям современного механизатора Арстана, другое дело — легендарного хана Джамгырчи. Режиссеру М. Маламуду, художнику И. Белевичу, костюмерам, гримерам, бутафорам, а больше всего артистам пришлось очень напряженно трудиться, чтобы воссоздать образы далекого прошлого.

Совсем по-иному выглядели задачи коллектива при постановке другой пьесы киргизского драматурга — комедии «Свет в долине» («Мой аил») Р. Шукурбекова в переводе А. Давидсона. Если в «Сарынжи» — высокие страсти и трагическое сплетение событий, то «Свет в долине» переносит зрителя в светлую атмосферу аила. Комедия незамысловата, в ней немало наивного, но свежесть и непосредственность героев, обаяние молодости подкупают. Автор хорошо знает деревню и сумел убедительно показать людей современного Киргизстана.

Ранний репертуар Русского драматического театра им. Ч. Т. Айтматова

Артист М.К. Правов в роли Перчихина. "Мещане"

С улыбкой мы следим за путаными происшествиями, мешающими соединиться влюбленным, за неприятностями, преследующими лентяя и бездельника Рысбека. Кое-что здесь идет от водевиля, не так уж новы ситуации, в которые по воле автора попадает герой. Можно спорить по поводу мнимой «бесконфликтности» комедии. Но автору удалось главное - образы людей сегодняшней Киргизии. Особенно интересен образ молодой бригадирши Саадат. Большая чистота и обаяние Саадат, ее неукротимая энергия, изобретательность — как эти черты близки многим тысячам таких же Саадат, девушкам киргизских сел и аилов.

Режиссер В. Молчанов и весь творческий коллектив приняли «Свет в долине» как лирическую комедию, позволяющую рассказать о наших современниках. Светлые, праздничные тона господствуют и в оформлении спектакля, и в манере игры артистов. Спектакль жизнерадостен, полон оптимизма.

В процессе подготовки спектакля театр вместе с автором и переводчиком основательно поработал над текстом пьесы. Задача была ясна: подчеркнуть тему труда, показать полнее и глубже становление личности молодой киргизской девушки.

Так выглядят киргизские пьесы в сегодняшнем репертуаре театра. Работа с местными авторами продолжается. К. Эшмамбетов и Р. Шукурбеков много получили от творческого содружества с русским театральным коллективом, общение с опытными мастерами сцены помогло им полнее овладеть драматургической техникой, мастерством диалога и т. п. В свою очередь, многие киргизские деятели искусства пришли на помощь русскому коллективу для того, чтобы с наибольшим приближением к жизненной правде воспроизвести на сцене жизнь и быт киргизского народа. И тут сказался процесс взаимного обогащения, столь характерный для истории театрального искусства в Киргизии.

Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Введите два слова, показанных на изображении: *