Творчество А. И. Игнатьева

23 июль 2014 /
Творчество А. И. Игнатьева

Вплоть до 60-х гг. в творчестве Игнатьева преобладала киргизская тематика, причем связанная главным образом с жизнью села, что обусловило
ставшее традиционным смешение жанра с пейзажем («Табунщики», 1960). Это позволило художнику решать проблему пленэра, акцентируя внимание на состоянии природы, что придавало жанровым мотивам, трактованным, как правило, бессобытийно, поэтическую созерцательность.
Работая рядом с художниками сильного и яркого дарования, Игнатьев сохранил самостоятельное видение природы и выработал индивидуальный образно-живописный язык. В пейзажах и картинах смешанного жанра он точно передает характер пластики и колорит высокогорья («У перевала», 1971— 1972; «Табуны идут на Сусамыр», 1972; «По дорогам Киргизии», 1975). В 70— 80-е гг. в творчестве Игнатьева с большой эмоциональной силой прозвучала тема России, особенно в трихтихе «Родина» (1976) («Приди к нам, тихий вечер», «Город Валуйки», «Валуйский лес»), картинах «Мое детство» («В Валуйском лесу»), 1973— 1976; «День памяти на Прохоровке» (1985).
Однако центральное место в творчестве художника этого периода занимает индустриальная тематика, связанная со строительством Токтогульской ГЭС. Игнатьев побывал на стройке несколько раз, создав своеобразную летопись циклом натурных этюдов и композиционных полотен.
Если ранее, работая в сельскохозяйственной тематике, Игнатьев написал ряд жанровых полотен, то индустриальную тему он решил пейзажно, изобразив поэтапно место сооружения одной из крупнейших в республике гидроэлекстранций.
Он принадлежит к поколению Чуйкова и Айтиева, однако с первых шагов своего творчества отличался программной приверженностью к импрессионистической манере письма — чистым цветом, разделенными фактурными мазками, создающими в сочетании друг с другом своеобразную живописную мозаику.
В цикле картин, посвященном строительству Токтогульской ГЭС («Нарын перекрыт», «Вечер в поселке Каракуль», «На створе Токтогульской ГЭС», 1965, «Висят мосты над Нарыном», 1971), художник выступил как пейзажист-лирик, изобразив преображаемую руками человека природу в ее монументальной красоте. Его интересовала сама строительная площадка, гудящая от техники, серая от пыли взорванной породы и бетона. От полотна к полотну он изображал узкое ущелье, почти не показывая неба, то есть композиционно резко отошел от тех канонов, которые появились в киргизской пейзажной живописи. Стремясь передать изобразительными средствами масштаб стройки, художник сознательно акцентировал внимание на грандиозности отвесных
скал с узкой полосой Нарына, причем сама стройка с пыльными дорогами, двигающимися механизмами, рабочими дана лишь как часть ландшафта. Свое отношение к происходящему художник передал через красочный цвет, нимало не заботясь о его материальности. Монохромные в натуре скалы и почти всегда мутные воды Нарына Игнатьев вдохновенно преобразил в яркое празднество цвета, организованного в той или иной гамме. Состояние природы также его мало интересовало, за исключением картины «Вечер в поселке Каракуль», да и в ней вечернее, почти ночное состояние решено как музыкальные вариации синего цвета с ритмично расположенными вспышками электроосвещения.
Творчество А. И. Игнатьева

Работая над цветовой композицией, художник накладывает мазки в ритме, продиктованном не столько формой предмета, сколько звучащей в душе музыкальной темой. Особенно ярко эта новая тенденция в творчестве Игнатьева прозвучала в картине «Волны и лошади» (1969—1970, ). Если в токтогульском цикле подобное отношение к живописному мазку несколько разрушало материальность скал, делая неподвижное подвижным и тем самым входя в противоречие с формой предмета и характером его бытия, то в картине «Волны и лошади» ритмично и легко наложенные мазки чистого цвета слились с движением волн, ветра, пластикой коней, создав образ живой, подвижной природной стихии.
Опыт работы над токтогульским циклом оказал воздействие на манеру письма и в картинах другой тематики. Живописная поверхность стала более фактурной, цвет ярче, мазок размашистее и смелее. Художник сохранил поэтическую взволнованность образного звучания при более откровенно поставленных и решенных формальных задачах. Примером могут служить триптих «На земле киргизской («Вечер», «Улан идет», «Полдень», 1982— 1983), в котором синтезирован более ранний опыт пленэрного пейзажа с опытом работы над токтогульским циклом для передачи природного состояния при сохранении декоративности живописной фактуры.

Популярные новости
Александр Илларионович Игнатьев — один из ведущих художников республики
Категория: Живопись / Личности Кыргызстана
Читать полностю →
Александр Илларионович Игнатьев — один из ведущих художников республики
Александр Илларионович Игнатьев — один из ведущих художников республики — также наибольших успехов достигает в пейзаже. На творческой конференции Союза художников Киргизии, состоявшейся в Москве в
Таланты Кыргызстана
Категория: Живопись
Читать полностю →
Таланты Кыргызстана
Проще достигался успех традиционными средствами пленэрной живописи, особенно пейзажной или смешанного жанра, когда тот или иной сюжет изображался в пейзажной среде. Труднее было тем, кто искал
Творчество С. Чуйкова
Категория: Живопись
Читать полностю →
Творчество С. Чуйкова
Неуспокоенность творческих интересов художников, чутких к самому важному в искусстве — к поэзии и правде, к истинной художественности, то есть к эстетическому моделированию реальной жизни людей и их
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Введите два слова, показанных на изображении: *