Исторические источники о кыргызском музыкальном фольклоре

09 ноябрь 2014 /
Категория: Музыка / Фольклор
Исторические источники о кыргызском музыкальном фольклоре


Из зарубежных исследователей первыми, кто обратил внимание на музыкальный быт кыргызов, были французы — естествоиспытатели Гийом Капю и Пьер Габриэль Бонвалло, которые возглавили ряд азиатских экспедиций 1880—1887 гг.

В статье «Музыка киргизов и сартов Центральной Азии» (журнал «Этнографическое обозрение», Париж) Г. Капю, который имел музыкальное образование, подробно описал звуковую среду народов, через чью территорию проходил маршрут путешествия, — кыргызов, казахов, узбеков, туркмен, кашгарцев, бадахшанцев, афганцев. Он снабдил свои записи фотоснимками народных инструментов, большим количеством нотных примеров инструментальной и вокальной музыки. Однако автор почти не дифференцирует фольклор по его национальной принадлежности.

В процессе изучения горной флоры Кыргызстана путешественники были удостоены гостеприимного приема местным населением. В частности, в аиле Шамал-Сай в долине р. Чаткал специально для «фарангизов» (французов) исполнил свой репертуар певец-ырчы Идрискул.

Г. Капю указал на тесную связь музыки кыргызов с жизнью и бытом, следствием чего явился непосредственно прикладной характер фольклора, его прямые социальные и нравственно-воспитательные функции. Почти каждое памятное событие, отмечал Капю в своих статьях, будь оно праздничное или печальное, сопровождалось музыкой. Вместе с этим автор обнаружил присутствие в традиционной культуре профессионалов — «киргизских поэтов-песенников (тех же трубадуров)». Он обратил внимание на тот исключительный авторитет, которым среди населения пользовались акыны.

Свои симпатии к музыке кыргызов и казахов Капю мотивирует ее «легким восприятием», близостью к европейской ладовой системе и «чрезвычайными музыкальными способностями и склонностями» народов к творчеству Французы запечатлели увиденное и услышанное в Азии в ярко эмоциональной форме научного эссе, не лишенного пророческих наблюдений. Например: «Не раз мы думали о том артистическом успехе (и не только из-за самобытности), которого явно добились бы некоторые киргизские певцы у нас». В этой связи стоит напомнить о действительно большом резонансе выступлений народных музыкантов Кыргызстана во многих странах мира в наши дни.

Ученые-востоковеды были свидетелями многих, отчасти уже ушедших в прошлое, народных обрядов, праздников, молодежных игр, импровизированных и запланированных выступлений ырчы, комузчу, манасчы. И уже этим ценны их описания, впечатления, наблюдения. Конечно, результаты экспедиционной работы иногда оформлялись с некоторой поспешностью в выводах, были несвободны от ошибок и неточностей.

Если рассматривать накопленный материал с позиций современной музыкальной фольклористики, то можно сказать, что наряду с важными открытиями в этих трудах нередко встречается одностороннее, субъективное толкование описываемых явлений, связанное отчасти со сложными условиями работы и новизной задач, с отсутствием у исследователей музыкальной квалификации.

Заметим, однако, что в большинстве случаев дошедшие до нас документы говорят об уважении и пиетете их авторов по отношению к много-вековой культуре кыргызов, об искреннем желании понять местные обычаи и традиции.

Авторы пользовались главным образом сравнительным методом описания музыкальной культуры народа, вольно или невольно соотнося получаемые данные с особенностями европейской музыки. Евроцентризм способствовал обращению особого внимания на все то, что не укладывалось в рамки привычных представлений, в результате чего наблюдатели отмечали многие важные самобытные черты изучаемой культуры. И все же в определенной мере он мешал понять природу и глубинные основы фольклора.

Все множество обнаруженных фактов описывалось с помощью терминологии, выработанной на европейском материале, а потому не всегда адекватной национальной культуре. Учитывая это, современный фольклорист должен тщательно выверять нотные расшифровки, комментировать применявшиеся ранее термины и понятия, проверять достоверность сведений.

Исследователи, конечно, осознавали недостаточную компетентность своих суждений относительно национальной специфики. Вот как о восприятии неевропейской музыки писал Н. Маев, характеризуя исполнение инструментальной народной пьесы: «Иногда первый музыкант долго тянул какую-нибудь громкую, протяжную ноту, в то время как его товарищ не переставал варьировать все тот же быстро повторяющийся мотив. Выходило что-то дикое, непривычное для европейского уха, но в высшей степени своеобразное».

Н. Зеланд отрицает наличие народно-профессиональных форм музыкального творчества: «Киргизы часто распевают все, что придет в голову, иногда случалось мне видеть и слышать в степи и хоровое пение, но профессиональных певцов нет».

Возможность появления подобного рода неточностей следует иметь в виду. Но прежде всего нужно отдать должное острой наблюдательности и готовности ученых к встрече с новым — качествам, которые позволяли им более или менее объективно констатировать факты, относящиеся к самобытной национальной культуре и музыке.

А фактов такого рода, ценных наблюдений в источниках можно выявить немало.

Например, Г. Капю, внимая выступлению народно-профессионального музыканта, подметил интересный исполнительский прием — перестройку комуза во время игры. Он же писал о типичности «всех киргизских мотивов», очевидно, имея в виду интонационную специфику единой фольклорной традиции.

А. Краснов, как бы корректируя ошибочные высказывания некоторых своих коллег об отсутствии в народе профессиональных музыкантов, пишет: «Некоторые волости особенно известны своими певцами, странствующими из аула в аул со своими балалайками».

Н. Маев затрагивает проблему программности кюу: «Мне объяснили, что музыка изображает переговоры собравшихся батыров и манапов... Впрочем, битва — сюжет, достойный симфонии и, конечно, мудрено было изобразить ее двумя киргизскими дудками».

Судя по детально описанным подробностям музыкального соревнования, М. Готовицкий был свидетелем акынского «айтыша». Скорее всего, это было знаменитое состязание Арзымата и Токтогула, который и оказался победителем.

И. Андреев (Алибий) подробно описал кыргызские молодежные игры, в которых центральное место занимают «вновь испеченные куплеты». Одна из них — песенно-поэтическая игра «кыз-жигит»: «Кто из двух групп победит, получает от хозяев барана за доставленное слушателям удовольствие. Весело слушать эту борьбу остроумного пения. Надо удивляться находчивости, с какою девушки-киргизки парируют забористые остроты и крепкие куплеты, летящие со стороны джигитов».

В другом случае Андреев оказался среди слушателей дастанчы, аккомпанирующего себе, возможно, на кыл кыяке: «Что-то унылое, древнее заиграл он. Речитативом начал повествовать сказочник о давно-давно бывшем страшном нашествии калмыков... Грустный мотив оборвался сразу сильным аккордом, застрявшим в войлочных стенах юрты. Все задумчиво молчали»

Вторая половина XIX в. отмечена разносторонней деятельностью ученого и офицера, выдающегося сына казахского народа Чокана Валиханова (1835—1865). Образование, полученное в Омске и Петербурге, знание восточных и европейских языков, огромная эрудиция и работоспособность позволили ему многое сделать за короткую 30-летнюю жизнь. Просветитель-демократ, исследователь истории и культуры народов Центральной Азии, он оставил обширное собрание этнографических материалов, оформленных собственными живописными работами и снабженных научным аппаратом.

Как и многие другие авторы, Валиханов отмечал: «Киргизы большие охотники до музыки и импровизации» . В то же время он первым обнаружил, что «у них есть своя народная эпическая поэма «Манас» и несколько других поэм» и дал историко-литературный анализ героического эпоса.

Заслуживают внимания его наблюдения в области религиозных верований, совмещающих у кыргызов язычество и мусульманство, подробная классификация бакшы-шаманских выступлений. Описания свадебных и похоронных обрядов, игр и развлечений кыргызов, принадлежащие Валиханову, содержат также анализ их музыкального сопровождения.

В поисках фактов Валиханов пользовался и оригинальными приема-ми, как, например, в следующем случае: «Я предложил нашим киргизам затянуть киргизскую песню и сам оделся киргизским салом (франтом). Уловка эта, действительно, увенчалась полным успехом. Все бабы посыпались из юрт, даже одна из них затеяла похоронный плач, адресуя к нам, как к правоверным» .

В числе тюркологов, обративших самое серьезное внимание на эпос и музыку кыргызов, был академик Василий Васильевич Раддов (1837— 1918). Один из основоположников сравнительно-исторического изучения тюркских языков, он видел причины расцвета этих искусств в ритмично-музыкальной и выразительной, эмоциональной народной речи . Радлов — автор первого русского, а затем и немецкого переводов эпоса «Манас» и обширного научного комментария к нему. «Этот эпос, — писал он, — дает, совершенно также, как эпос греков, ясную картину духовной жизни и нравов целого народа».

В 1863 г. — в год вхождения Северного Кыргызстана в состав России — опубликована первая крупная статья В. Радлова «Заметки о киргизах» («Журнал азиатик», Париж).

Содержащийся в ней историко-этнографический материал, полученный в экспедиции 1862 г., не утратил своего научного значения и в наши дни. В разделе, посвященном музыке, автор выделяет исполнительское мастерство акынов: «Киргизские импровизаторы пользуются известностью даже у своих соседей-казахов, которые постоянно приглашают их на праздники. Послушать их импровизации чрезвычайно любопытно: словно без усилий и одинаково легко на заданный сюжет они могут сложить и весьма выразительные стихи, и протяжную песню. Разнообразя свои темы шутками в адрес кого-то из слушателей, певцы под конец умеют так польстить им комплиментами и похвалами, что со всех сторон им де-лают подношения» .

Из сравнительно небольшого числа нотных записей фольклорных образцов, опубликованных в дореволюционных изданиях, несколько принадлежит этнографу Р. Пфеннигу и военному капельмейстеру А. Эйхгорну.

Популярные новости
Этнографические описания материальной культуры кыргызов
Категория: Этнография
Читать полностю →
Этнографические описания материальной культуры кыргызов
Среди источников, привлекаемых для решения проблемы этногенеза того или иного народа, для выявления его национальных традиций и особенностей, важное место принадлежит этнографическим описаниям
Абдыкерим Сыдык уулу, Сыдыков (1889 -1938)
Категория: Личности Кыргызстана / Ученые Кыргызстана
Читать полностю →
Абдыкерим Сыдык уулу, Сыдыков (1889 -1938)
Абдыкерим Сыдык уулу, Сыдыков (1889 -1938) - один из первых кыргызских ученых, написавших труды по традициям европейской учености. Родился в семье манапа племени солто в местности Баш-Кара-Суу.
Кыргызская музыка в Советский приод
Категория: Музыка
Читать полностю →
Кыргызская музыка в Советский приод
Начиная с середины XIX в. передовые русские путешественники и ученые приступили к изучению и широкому ознакомлению европейской общественности с художественным творчеством и материальной культурой
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Введите два слова, показанных на изображении: *