Музыка для комуза

08 ноябрь 2014 /
Музыка для комуза


Ботой — другая жанровая разновидность концертной инструментальной музыки, исполняемой на комузе. «Ботой» обычно программная пьеса, точнее — обладает скрытой программностью.

«Ботой» (букв, «верблюжонок») в поэтическом сознании кыргызов символизирует нерасторжимый образ матери и дитя. И это не случайно. По народным наблюдениям, ни одно из домашних животных не относится к своим детенышам с такой трогательной любовью и нежностью, как верблюдица. Она проливает слезы в случае увечья или смерти верблюжонка. Это уникальное в своем роде явление и послужило поводом для возникновения особого кюу с названием «ботой».

В древности «ботой» имел лирический или трагический характер. Об этом говорят некоторые песенные источники. Например, в следующем поэтическом тексте, ранее бытовавшем, вероятно, в виде песни, изображается верблюдица-мать, переживающая потерю своего верблюжонка:

В синей низине с горным луком
Не покатался мой ботой.
В желтой низине с чесноком
Не гулял, не резвился мой ботой.
По горным вершинам
Не вела я с собой ботоя.
Кору с ивы не снимал
И не ел мой ботой.
Не наполняла я свое вымя
И не кормила детеныша.
Не покрывала я его дорогим ковром,
Не надевала я ему нитку ожерелья.
С черноволосыми красотками
Не ходил родимый мой ботой.


Анализ известных «ботоев» для комуза показывает их тематическое, стилевое и структурное разнообразие. Одни из них имеют спокойный, элегический характер, являются относительно простыми по музыкальной форме. Таковы «Ботой Тиленди» («Тилендинин ботою»), колыбельная «Ботой Муратаалы» («Муратаалынын ботою»), нежный по характеру «Ботой Токтогула» («Токтогулдун ботою»), повествовательный «Большой ботой» («Чон ботой») А. Тыныбекова.

Другие, напротив, весьма динамичны и поступательны, исполняются в быстром темпе, более развернуты по форме. Среди них торжественный «Малый ботой Муратаалы» («Муратаалынын кичине ботою»), залихватский «Ботой Айдая» («Айдайдын ботою»), величавый «Ботой Боккотона» («Боккетендун ботою»), горячий и звучный «Ботой» К. Турсунбаева, жизнерадостные «Ботой Жумалака» («Жумалак ботой»), «Суматошный ботой» («Чаржайыт ботой»), скорый «Большой ботой» («Чон ботой») К. Орозова, темпераментный «Виртуозный ботой» («Маш ботой») А. Огонбаева, зажигательный «Ботой» Т. Сатылганова, стремительный — К. Акиева, решительный — К. Досуева и многие другие.

Если в «ботоях» сдержанного типа находит отражение трагедийная программность (например, «Жумалак ботой»), то в пьесах подвижного — светлое, позитивное начало («Маш ботой»). По-видимому, в процессе раз-вития жанра этноним «ботой» постепенно переосмысливался и стал обобщенным музыкальным термином, утратившим первоначальный смысл.

Однако «ботой» и первого, и второго типа имеют общую черту — квинтовый строй комуза (тот же строй, в котором исполняются «камбарканы»), за исключением «Айда, ботой» и «Жумалак ботой», которые записаны Б. Алагушовым и Т. Медетовым в квинто-квартовом строе. Исполняется «ботой» на третьей игровой позиции.

Шынгырама (от «шынгыра» — букв, «тихо звенеть») — один из основных жанров концертной музыки для комуза.

Жанр требует пятой игровой позиции, смешанной квинто-квартовой настройки инструмента, при которой первая струна звучит ниже центральной на чистую кварту, а третья — на чистую квинту (например, ми — ля—ре большой октавы).

«Шынгырама» отличается от других комузных жанров более камерным, утонченным звучанием. Реже фактура полнозвучная, плотная и насыщенная. Для кюу этой жанровой разновидности характерны внутренняя собранность, живой темп, скерцозность. Пьеса звучит, как правило, в мажорных тонах, в верхнем регистре (аяк куу). Метр двудольный или трехдольный. Типичные примеры — «Праздничная шынгырама» («Салтанат шынгырама») К. Орозова, «Песня утреннего соловья» Тойкожо, радостная «Тетеп шынгырама» М. Куренкеева.

«Прощальная шынгырама» («Шынгырама коштошуу») К. Досуева представляет собой небольшую вариацию на одну энергичную тему. Однако в большинстве случаев «шынгырама» звучит в масштабной развернутой форме. Например, «Девичья мечта» («Кыз кыял», другое название — «Шынгырама кыз ойготор») Т. Сатылганова — многочастное произведение. Каждый раздел ее имеет свой характер, контрастный по отношению к другим. Эту программную пьесу А. Затаевич записал в 1928 г. в исполнении самого Сатылганова и считал ее одним из «наиболее замечательных достижений киргизской, да и не только киргизской народной музыки» . В пьесе ясно проступают элементы виртуозного инструментального стиля, свойственного комузистам северо-западной (Талас, Кетмень-Тюбе) школы, выдающимся представителем которой и был Т. Сатылганов.

В «Кыз кыял» шесть разнохарактерных разделов. Первый — своего рода пасторальное вступление к изображаемым молодежным играм. Второй резко контрастен первому, звучит в быстром темпе, в двудольном метре, дискретный по фразировке. Третий раздел вновь трехдольный, в нем звучит тема из первого раздела. Четвертый раздел исполняется более широко, размашисто, вдохновенно и свободно. В пятом разделе темп поднимается до максимума, а ритм становится равномерным и четким. Последний раздел краток, это своего рода небольшая кода. Она воссоздает картину тишины, наступающей после веселых молодежных игр.

Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Введите два слова, показанных на изображении: *