Жанры трудовых кыргызских песен

30 октябрь 2014 /
Жанры трудовых кыргызских песен

В 1920—1940-е годы уже немногие ырчы помнили напевы «бекбекей». Именно от них А. Затаевич, В. Виноградов, А. Малдыбаев записали несколько образцов этого жанра. Однако собранные ими напевы были не чем иным, как современными вариантами старинного жанра «бекбекей». Эта реконструкция, к сожалению, значительно отличается от оригинала.

Ярким примером модернизированного варианта, иллюстрирующего преемственность в образно-тематическом обновлении традиционных вокальных жанров, является песня «Колхозный бекбекей» («Колхоз бекбекейи»), записанная В. Виноградовым от народной певицы Ж. Сыдыкбековой из Ат-Башинского района.

Жизнь жанра продолжается в совершенно иных формах современного народного творчества. Напевы его исполняются в обработках для певческих коллективов различного состава. Полностью отделившись от музыкально-бытовой практики старого пастушеско-скотоводческого быта, они интерпретируются современными фольклорными и самодеятельными вокальными ансамблями как вторичный, концертный вариант жанра.

В кыргызско-русском словаре К. Юдахина указывается: «’’Бекбекей” — 1. этн. название женской песни, распеваемой летом при окарауливании овечьего стада ночью; 2. окрик женщины, охраняющей ночью стада овец».

Вполне возможно, что эти определения соответствуют двум этапам в истории формирования жанра: ранний этап, для которого характерен примитивный сигнальный вид «бекбекея» (по Юдахину — второе значение термина), и более поздний этап, для которого характерен кантиленно-напевный вид «бекбекея» (первое значение).

Термин, очевидно, образовался путем двойного повторения слова «бек» с добавлением к нему традиционного эмоционального междометия-окончания «эй» (бек-бек-эй). Аналогично и другое слово из этой песни — «сак-сак-ай». Слово «бек» в данном контексте означает «крепкий», «сак» — «осторожный».

Примечательна мысль В. Виноградова: «В этой песне есть неосмысливаемые слова, наименование каких-то странных одушевленных существ Бекбекей и Саксакай» . Есть основания полагать, что Бекбекей и Саксакай — это тотемические образы живых существ, покровительствовавших караулыцицам. Очевидно, «странные одушевленные существа» и есть образы-символы ночных сторожей. Следовательно, можно утверждать: жанр этот получил свое название не только от сторожевого возгласа, но и от подразумеваемого персонажа песни — ночного стража.

Характерный пример текста жанра «бекбекей»:

Бекбекей побежал в горы,
На его поясе красивый кушак,
Саксакай побежал на речку,
На его бедре красивый колчан.
Мы наточили конец копья,
Всю ночь будем пасти стадо.
Мы наточили конец копья,
Хищник-вор, не подходи —
Отрубим голову!
Ай, ду-у-у-йт! Ай, ду-у-у-йт!
Здесь для отары нет соломы,
Но мы отару сохраним.
По старой традиции
Молодухи и девушки охраняют стадо.
Пусть отсохнут ноги у того,
Кто мешает сну отары.
Кто украдет барана иль козу,
Будет проклят!
В лунной ночи слышится Женская пастушья песня,
Где-то далеко пасут табун джигиты.
О чем же они думают?..
Ай ду-у-у-йт! Ай, ду-у-у-йт!


В тексте песни нашел отражение и образ хищника-вора. В одном из вариантов «бекбекея» он выступает под видом хищных зверей и «дурного» человека — лисы (тулку), волка (беру) и разбойника (каракчы).

Вообще, достаточно глубоко исследовать поэтическое содержание жанра «бекбекей» пока не представляется возможным в связи не только с малочисленностью имеющихся записей, но и с отсутствием материала для проведения сравнительного изучения. У родственных соседних народов мы не находим аналогичного трудового песенного жанра. Женской пастушеской трудовой песни нет и у казахского народа, имеющего самые близкие историко-культурные и этнографические связи с кыргызами. Как установлено учеными, казахские народные пастушеские песни исполнялись только мужчинами. По мнению известного собирателя и исследователя казахской народной музыки профессора Б. Ерзаковича, «в современном быту казахского народа старинных песен, связанных исключительно с процессом труда, по всей вероятности, не сохранилось».

Мелодический стиль жанра «бекбекей» в целом напевный, причем певучесть выражена в протяжном характере интонирования, а не в диапазоне мелодического развертывания. Мелодическое движение (если не принимать во внимание высоких выкриков-сигналов) всех имеющихся в наличии вариантов записей охватывает интервал от чистой кварты до большой сексты. Об этом свидетельствуют нотные записи А. Затаевича, В. Виноградова, К. Дюшалиева, запись «бекбекея» на грампластинке «Антологии киргизской песни» (МЗО 35845) в современном, слегка стилизованном исполнении женской группы хоровой капеллы Кыргызского телерадио, а также реставрационное воспроизведение жанра в программе само-деятельных вокально-танцевальных ансамблей.

Сравнивая все записи песен «бекбекей», нетрудно заметить черты их различия. Так, варианты из сборника А. Затаевича мало похожи . Первый более развит в мелодическом и ритмическом отношении, во втором акцентируется речевое начало. Но оба они записаны без поэтического текста, что не позволяет говорить о степени распевности в каждом образце. В записях А. Малдыбаева и В. Виноградова ясно очерчена кантиленность «бекбекея».

Все записи одноголосны. Характерны повторяющиеся (точно или вариантно) мелодические фразы, традиционные восьмисложные стихи с вставными слогами «э», «эй», «ой», «ий», строфическая форма, узкий звукоряд с явными признаками ладовой переменности. Следует отметить и особую интонационную пластичность в песнях «бекбекей»: одна и та же попевка звучит в разных ритмических, метрических, ладовых и тесситурных положениях.

Вышеизложенное позволяет дать более точное определение жанра. «Бекбекей» — древняя протяжная, ансамблевая (унисонная) песня, кото-рая исполнялась, как того требовали хозяйственно-бытовые нужды кыргызского кочевья, караульщицами отар на летних высокогорных пастбищах во время ночного дозора.

Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Введите два слова, показанных на изображении: *