Изучение и современное состояние искусства акынов

06 ноябрь 2014 /
Изучение и современное состояние искусства акынов


Творчество акынов изучалось с первых лет становления национальной филологии и музыкознания. Впервые произведения специфических акынских жанров были записаны А. Затаевичем. Его первый фольклорный сборник (250 киргизских инструментальных пьес и напевов. — М., 1934) содержал три нотных образца, из которых два (№ 120и121) записаны от Т. Сатылганова. Во второй, подготовленный в 1936 г., но не изданный при жизни ученого сборник, Затаевич включил еще пять нотных примеров акынских «терме» (№ 275, 284, 381, 384, 389). Все они, как и образцы других вокальных жанров, даны без поэтического текста, но прокомментированы. В комментариях особый интерес представляет описание внешности Токтогула, его манера исполнения.

А. Затаевич по официальному приглашению правительства Кыргызстана входил в состав жюри первой Всекыргызской олимпиады народного музыкального творчества (1936) и по ходу прослушивания участников отбирал для последующей записи наиболее интересных исполнителей. Среди них были Осмонкул Болебалаев и Алымкул Усенбаев, в исполнении которых А. Затаевич записал (в сокращенном виде) семь акынских песен. Они опубликованы в 1971 г. В. Виноградовым — редактором-составителем книги «Киргизские инструментальные пьесы и напевы», куда вошли все записи А. Затаевича, произведенные в Кыргызстане.

Запись выступлений акынов была продолжена в 1939 г. в связи с подготовкой первой Декады кыргызского искусства в Москве и в 1940-м, когда праздновалось 80-летие Токтогула Сатылганова. В сборнике «Киргиз-ский музыкальный фольклор» (М., 1939), подготовленном коллективом сотрудников Московской консерватории, помещены расшифрованные A. Гуменником лирическая песня Атая Огонбаева «Цветок» («Гул») и акын ская песня Алымкула Усенбаева «Выборы в Верховный Совет» («Жогорку Советке шайлоо», пример 48). Текстовый подстрочник последней дан составителями сборника на кыргызском языке в латинском алфавите, официально принятом в Кыргызстане в 1930-е годы.

На протяжении ряда лет серьезно занимался акынским искусством B. Виноградов. Его книга «Токтогул Сатылганов и киргизские акыны» (М., 1959) содержит краткие исторические сведения и очерки-портреты. Анализируя творчество великого акына, Виноградов основывался на записях А. Затаевича и собственных расшифровках. Нотное приложение к книге включает 14 пьес Сатылганова, записанных от его учеников и последователей — Жаныбая Кожекова, Коргоола Досуева, Алымкула Усенбаева, Атая Огонбаева, Калыка Акиева, Эшимбека Толтоева. Приведены также сочинения других акынов — Тоголока Молдо, Мамака Нуркулова, Ибраима Апарбаева, Журабая Ражанбаева. Здесь же впервые В. Виноградов дает описание четырех типов акынской речитации-«терме» (по аналогии с речитативом манасчы):

1) немузыкальный речитатив;
2) речитатив, организованный в ладовом и ритмическом отношении;
3) речитатив, строго разделенный на стихотворные строки — тирады;
4) индивидуальные попевки.

Во втором разделе подготовленного ученым сборника «100 киргизских песен и наигрышей» (М., 1956) приведено несколько образцов акынских жанров.
В монографии «Киргизская народная музыка» (М., 1958) акынское песенное творчество определяется В. Виноградовым как «мощный слой вокального жанра». Здесь впервые обозначены жанровые подвиды (дидактические, панегирические, порицательные песни), названы и описаны диалогические жанры «айтыш» и «алым сабак», проанализированы особенности кыргызского стихосложения. В целом монография В. Виноградова — этапная работа, которая подвела итог двадцатилетним исследованиям ученого в республике.

В приложение к другой своей, небольшой по объему, работе — «Атай Огонбаев» (М., I960) В. Виноградов включает, без каких-либо сокращений и с поэтическим текстом, десять произведений акына и ырчы.

В крупнейшей за всю историю кыргызской музыкальной фольклористики монографии В. Виноградова «Музыкальное наследие Тоютаула» (М., 1961) приведены 18 записей, сделанных Затаевичем от Сатылганова, и 82 записи, сделанные самим Виноградовым от последователей акына.

Впервые все примеры даны с поэтическим текстом, подробным инструментальным сопровождением и с вариантами мелодий.

Творческие портреты мастеров народной музыки — акынов, ырчы, комузчу — содержит сборник очерков В. Виноградова «Киргизские народные музыканты и певцы» (М., 1972).

Все ученые-фольклористы последующих поколений так или иначе опираются в своих исследованиях на базу, созданную В. Виноградовым. К искусству акынов обращались В. Янковский (Музыкальная культура Советской Киргизии. — Фрунзе, 1982), Б. Алагушов и М. Абдраев (Ток- тогул-композитор. — Фрунзе, 1964, на кырг. яз.), К. Дюшалиев (О киргизской народной музыке. — Фрунзе, 1984; Песенная культура кыргызского народа. — Бишкек, 1993)- Биографии многих кыргызских акынов-импровизаторов написаны Б. Алагушовым (Веками звучащее кюу. — Фрунзе, 1985, на кырг. яз.). Акынскому искусству посвящены сборники «Венок Токтогулу» (Фрунзе, 1964), «Токтогул — наш современник» (Фрунзе, 1966), сборники стихов и «айтышей».

Большое внимание уделяется исследованию поэтического творчества акынов-импровизаторов и акынов-письменников.

Итак, на протяжении нескольких десятилетий искусство кыргызских акынов привлекает к себе пристальное внимание ученых. Однако для фольклориста-музыковеда оно по-прежнему представляет обширное поле деятельности.

Песенное творчество на современном этапе адекватно отражает состояние духовной культуры кыргызов. После распада СССР процесс деидеологизации культуры в республике благотворно повлиял на творчество акынов, освободил их от идейно-тематических стереотипов и дал возможность творить свободно. Этот процесс заставил по-новому взглянуть и на задачи музыкальной фольклористики.

Нельзя не отметить, что в течение 1920—1970-х годов научные приоритеты отдавались только тем жанрам акынского искусства, которые так или иначе соответствовали официальной идеологии социалистического общества. В результате из истории, творческой практики и круга научных интересов вычеркивались не только отдельные сочинения, творческие направления, но и имена некоторых акынов-профессионалов. Среди таких «запрещенных» художников были Калыгул Баев (1785—1855), Арстанбек Буйлашов (1840—1882), Солтобай Токтоболотов (1834—1918) и др. Вернуть их национальной истории и культуре еще предстоит.

Этими и другими вопросами занимаются, в частности, специалисты отдела фольклора и акынской поэзии Национального центра манасоведения и художественной культуры Национальной академии наук КР. Уч-ные ищут также пути синтеза филологической и музыковедческой методологии исследования, так как только при этом условии можно получить полноценные результаты в изучении искусства акынов.

После принятия в 1991 г. парламентом Кыргызской Республики но-вой Конституции и Закона о государственном языке положение в акынском искусстве заметно улучшается. Мастерство акына-импровизатора молодежь постигает в Кыргызском государственном музыкальном училище им. М. Куренкеева, в Институте искусств им. Б. Бейшеналиевой и Кыргызской национальной консерватории. В 1993,1995 и 1998 гг. в Бишкеке состоялись международные конкурсы акынов-импровизаторов, в которых приняли участие более 50 акынов из всех областей Кыргызстана и соседних центральноазиатских государств. Национальные традиции в этом искусстве возрождаются и укрепляются.

Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Введите два слова, показанных на изображении: *